понедельник, 1 сентября 2008 г.

Осень 2007 - зима 2008, как мы расстались

Итак, я решил окончательно покинуть «Топ-книгу». При этом я понимал тот факт, что, скорее всего, потеряю много денег – компания медленно и с проблемами, все же шла к капитализации, а тот факт, что компания убыточна, далеко не всегда останавливает инвесторов. Важнее то, что она – лидер рынка, а если половина магазинов в минусе - ну их же можно будет закрыть, и останутся те, которые в плюсе, кэш идет. По законам, надо было соглашаться занять какую-нибудь мирную «описательную» должность в компании, работать «местным советчиком по ассортименту», дождаться через пару-тройку лет выхода на IPO и пойти на пенсию читать книжки. Но сделать это мне было бы стыдно. У меня есть мое любимое дело – книжный ассортимент. Это дело, которым я занимался всю свою сознательную жизнь, и которое я не собираюсь бросать. Всегда получал огромное удовольствие от того, что заказывал какого-то необычного издателя, книги которого кроме меня (тогда еще - Топ-книги) никто сюда не привезет, а он ведь очень интересные! До сих пор у меня лежит файлик «Нужны» - книги и издатели из списков сигнальных экземпляров «Книжного обозрения» за два года, которые хотелось привезти, но уже не успел… Если Топ-книге это не нужно, то это их выбор, но почему я-то должен повесить перчатки на гвоздь? В конце концов, пусть я лучше попробую залезть на вершину и сорвусь, чем потом напишут на памятнике «Он хотел сделать хорошее дело, но его попросили этого не делать». Даже потеряв все деньги, с голода я не помру – вот звали работать третьей головой дракона в одно уважаемую организацию…
Кроме того, есть люди, с которыми я работал. Многих из них на работу брал сам, многих чему-то учил, что-то рассказывал. Меня спрашивали, когда же, наконец, можно будет снова вместе работать? Не знаю, для кого как, а для меня это тоже важно.
Чем заниматься – выбор был, вопрос только был в том, с какими деньгами я покину компанию. Наиболее предпочтительный вариант для меня был примерно следующий: а) 1 (один) книжный магазин для того, чтобы самому завезти все то, что хочется и продавать так, как хочется, б) «Сибирское университетское издательство», долю в котором я хотел бы забрать с собой – мне нравилось и само издательство, и коллектив, и то, как они подходили к изданию книг, в) интернет-проект про то, какие книги есть и можно порекомендовать к чтению, г) и еще, возможно, чисто как инвестор в 2-3 небольших проектах, как-то связанных с литературой или кино. Без глобализма и рукомашества.
Как полагается, жизнь внесла коррективы.
Я не буду (сейчас) подобно рассказывать о том, каким образом мы договаривались о финансовых условиях выхода. Могу сказать, что это получилось, конечно, в разы меньше рыночной стоимости моей доли, но компромисс был найден 28 (или 29) декабря 2007 года. В тот вечер мы проговорили и записали на бумаге 3 ключевых тезиса, что я получаю: а) некоторую (относительно небольшая) сумма денег сразу, б) долю в «Сибирском университетском изд-ве», в) некоторый процент от суммы продажи моих 10% в ООО «Топ-книга» третьему лицу в некоторый срок.
Лямин задал мне вопрос, можем ли мы, несмотря на наши неприятные личные отношения, доверять друг другу в этом решении, и не привлекать юристов для того, чтобы пытаться абсолютно досконально прописать все правила, возможности и уловки. Еще он сказал, что он стремится расставаться с людьми по крайней мере не врагами.
В начале января я подписал документы о продаже доли за некую стоимость и начал получать деньги по варианту а). Сначала я хотел их получить в декабре, но Таня буквально умоляла меня перенести эту сумму на январь, иначе Топ-книга останется без премии (или зарплаты) к Новому году. Я согласился.
Сразу после Нового года я взял на работу тех семерых человек, с которыми хотел работать. Практически на следующий день мне сообщили, что Лямин отказывается выполнять оставшиеся 2 тезиса, потому что «обстоятельства изменились».
Говорил ли я, что буду делать книжный магазин? Один раз говорил, но это никого не заинтересовало. Обсуждали ли мы какие-то ограничения на мою деятельность в будущем? Нет, не обсуждали. Я и так уже почти год ничем особенным не занимался и свое «отсидел».
Таким образом, все это я понимаю очень просто – Лямин просто по природе не держит своего слова. Точнее, он его держит только тогда, когда он этого хочет сам. Если может, но не хочет – он отменит любое решение, и найдет спокойное для себя оправдание: «обстоятельства изменились».
Был ли он таким раньше или стал постепенно? Скорее, второе. Обстоятельства изменились.
Считает ли он, что сделал что-то не то? Вряд ли. Обычно он молчит. Но когда я несколько раз позже общался с Таней, она (и от его имени тоже) абсолютно уверена, что их решение совершенно правильное и честное, потому что «нельзя в соглашении прописать все вплоть до того, что нельзя гадить на улице, а ты именно это и начал делать». Для Тани «Топ-книга» – это такой любимый ребенок, и любой, кто ему хоть чем-то составляет угрозу – злейший и бессовестный враг. А Гере удобно за этой аргументацией. Доля продана г-ну Щебетову по рыночной цене, личный доход для Лямина до конца жизни с перепродажи моих 10% есть, можно даже и не шуметь.
Таким образом, обстоятельства изменились и у меня. Не один магазин для души, а розничный книжный бизнес, чтобы заработать деньги через 5-7 лет. Не 1000 и не 100 магазинов – но столько, сколько смогу сделать лучшими. И начать надо у себя, в Новосибирске – чтобы люди узнали, какие книжные магазины бывают еще. И нужен инвестор, потому что один я уже не потяну по деньгам. И нужно уже не семь человек забирать из Топ-книги, а больше.
Таким образом, возник не только «BOOK-LOOK», но и «Плиний Старший», и маленькая «BOOK`ля», и все заверте..
Сейчас мне говорят, что на каждый вложенный в дело мой миллион рублей, якобы, Топ-книга теряет четыре миллиона. Если это так, то Лямин потерял уже в 2 раза больше той суммы, которую я должен был получить по варианту в).
Но главное – Гера с самого старта реально хотел сделать «любимый и интересный» книжный магазин в Новосибирске. А теперь он есть – но он мой. Он еще не прибылен, хотя близок к этому. Никто не дает гарантии, что «BOOK-LOOK» и «Плиний Старший» выживут. Но мы будем все делать для этого.
Поэтому на этом можно финишировать. Думаю, это все-таки был мой последний пост с упоминанием Лямина.